Кокорина и Мамаева, скорее всего, оставят в СИЗО

В начале февраля истекает очередной срок нахождения под стражей обвиняемых по скандальному делу футболистом Александра Кокорина и Павла Мамаева. До 8 февраля суд должен принять решение об освобождении подозреваемых или оставить спортсменов еще на некоторое время в СИЗО.

Вести.Ru задали несколько вопросов о сложившейся в ходе этого судебного дела ситуации адвокату Всеволоду Павлову, руководителю уголовно-процессуального департамента компании "Умные решения". Юрист считает, что шансов на выход из "Бутырки" до суда у подельников немного.

- Почему футболистов и их подельников так долго держат в СИЗО по, казалось бы, довольно банальному делу о хулиганстве?
- Все дело в том, что Александру Кокорину, его брату Константину, Павлу Мамаеву и Александру Протасовицкому предъявлено обвинение не только по статье 116 УК РФ (побои), но и по части 2 статьи 213 УК РФ – хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. А это преступление относится к категории тяжких, и за его совершение предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет.

Именно "благодаря" этой статье у следствия и суда появились основания для избрания в отношении молодых людей меры пресечения в виде заключения под стражу. Иными словами, состав преступления, который вменяют футболистам – это уже далеко не обычная потасовка в ресторане, какой казалась на первый взгляд, в связи с чем уже не является банальным хулиганством в общем понимании.

- Но при этом в поддержку следствия "работает" и общественный резонанс истории, или дело в том, что пострадавшие занимают довольно высокие посты в чиновничьей иерархии?
- Я считаю, что эту потасовку несколько искусственно превратили в необычную, необоснованно квалифицировав ее по ч. 2 ст. 213 УК РФ, что повлекло принятие немотивированного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Сложно выделить какую-либо одну причину — тут и сомнительная репутация Кокорина и Мамаева после футбольного Евро-2016, и общественный резонанс, и широкое, но не всегда объективное, освещение ситуации в СМИ, и высокий государственный пост одного из потерпевших.

Следует только иметь в виду, что потерпевший чиновник Минпромторга Денис Пак, насколько мне известно, в период нетрудоспособности после получения травм находился на рабочем месте, в том числе, на следующий день после произошедшего и чувствовал себя, кажется, удовлетворительно. Об этом, к слову, большинство СМИ умалчивает.

- А почему истории с травмами и состоянием здоровья Кокорина и Мамаева всплывают исключительно по воле адвокатов футболистов? Это линия защиты или по-другому находящимся под следствием о своих проблемах не сообщить?
- Ну, во-первых, правильнее сказать не "по воле адвокатов", а просто — "от адвокатов". Дело в том, что в силу своего статуса адвокаты, осуществляющие защиту обвиняемых, содержащихся под стражей в следственных изоляторах, вправе иметь свидания с подзащитными наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности. Иные лица, в том числе родственники, должны получать разрешение на свидание с обвиняемым от следователя, в производстве которого находится уголовное дело. Зачастую на практике с получением такого разрешения возникают сложности.

В связи с этим адвокаты выступают некими "ретрансляторами" слов и мнений лиц, заключенных под стражу. Почтовое отправление, также доступное заключенным, как вы понимаете, значительно менее эффективно.

Что касается линии защиты, то, безусловно, сведения о состоянии здоровья являются и линией защиты, так как при выявлении у обвиняемого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей, мера пресечения в виде заключения под стражу обычно изменяется на более мягкую.

Таким образом, можно говорить о том, что сама по себе передача данных и сведений через адвоката является, по сути, самым действенным способом для связи с внешним миром, а дальнейшие заявления адвокатов и представление ими сведений о неудовлетворительном состоянии здоровья обвиняемых это, в том числе, и линия защиты.

- Есть ли вероятность, что 8 февраля, когда истечет срок их пребывания в "Бутырке", Кокорина и Мамаева все-таки выпустят под залог до суда или в каком-то другом варианте?
- На мой взгляд и, к сожалению для ребят, такая вероятность равна нулю. И естественно в большей степени это связано с вне процессуальными, скажем так, основаниями, а именно статусом и репутацией самих обвиняемых, общественным резонансом, занимаемой должностью одного из потерпевших, необходимостью провести "показательную казнь". По этой причине, лично у меня, не вызывает сомнений, что Кокорин, Мамаев и их "подельники" как минимум до приговора суда будут находиться под стражей в следственном изоляторе.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере