Тема:

Фильм "Т-34" 1 месяц назад

Фильм "Т-34": танки – шедевр, достоверность – непревзойденная

1 января на экраны выходит блокбастер "Т-34" о легендарном поединке советского танкиста Ивушкина и немецкого аса Ягера. Аутентичность боевых машин в фильме оценивают два международных эксперта: консультант фильма «Т-34», ведущий историк бронетехники Второй мировой войны, российский писатель Михаил Борисович Барятинский и профессор, директор компании Battlefield Leadership, военный консультант фильма "Ярость" Кевин Фаррелл.

ДОСТОВЕРНОСТЬ ПРЕВОСХОДИТ ВСЕ

Барятинский: "Я считаю, что с точки зрения показа танкового боя, даже его внешней атрибутики, этот фильм вообще по достоверности превосходит все, что было снято до сих пор в отечественном кинематографе, включая советский. Кстати, по этому легендарному сюжету был снят фильм еще в шестидесятые годы, он назывался "Жаворонок". "Т-34" не ремейк, потому что в основу фильма положена сама идея. Это совершенно новый фильм".

Фаррелл: "Это, пожалуй, самое точное визуальное воплощение периода войны в России 1941 года, когда-либо виденное мною в кино, за исключением реальных съемок тех лет и хроники. Авторы превосходно разбираются в особенностях советской и немецкой армий Второй мировой. Воинские звания, снаряжения, тактика – все передано максимально точно. Отличная работа".

НАСТОЯЩИЙ Т-34

Барятинский: "В фильме настоящие «тридцатьчетверки». В наше время, спустя 70 лет после войны, вообще найти работоспособные машины на ходу – очень большая проблема. Здесь с ней справились. Приведу такой любопытный факт: Т-34 в первых эпизодах фильма был восстановлен из частей нескольких «тридцатьчетверок» примерно одного периода выпуска, но разных заводов. В итоге получилась машина, соответствующая по времени 1941 году. Причем машина настоящая, броневая. Я осматривал этот танк на съемках. Сначала даже я решил, что это «тридцатьчетверка» сталинградского производства. В целом, машина четко соответствует времени, и машина настоящая, то есть это не макет".

АУТЕНТИЧНОСТЬ ВПЕЧАТЛЯЕТ

Фаррелл: "Я пересматривал сцены с немецким танком Sd Kfz 251 снова и снова. Поначалу мне казалось, что это, скорее всего, модель D, но очевидно, что это модели B или C, которые как раз-таки и уместны для периода 1941 года. С моей точки зрения, все машины, показанные в фильме, не только аутентичны, но и в точности соответствуют периоду, когда они использовались в войне. Даже инфракрасное устройство ночного видения на немецкой "пантере" в финале фильма исторически точное, хоть и достаточно редкое. То, что в фильме показана даже антимагнитная минная паста Zimmerit, очень впечатляет".

Барятинский: "Вот с "пантерами", конечно, было сложнее. Потому что ходовых "пантер", честно говоря, у нас нет вообще. Не знаю, есть ли у немцев, по-моему, нет. Кажется, у французов есть одна ходовая. Понятно, что получить ее для съемок нереально. Поэтому в фильме "Пантера" тоже реплика, сделанная на основе танка Т-34. Тем более что по компоновке они близки, так же башня немножко вперед сдвинута. Здесь важно мастерство компьютерных дизайнеров, работу которых я в целом оцениваю достаточно высоко. Очень неплохой результат".

ДЕТАЛИ БЕЗ ОШИБОК

Барятинский: "Один из ярких эпизодов фильма – поворот башни вручную. Если говорить о реальных танках, то в общем-то ручная система поворота башни – это дублирующая. Там стоит либо гидромотор, либо электромотор. На "Пантере", например, гидромотор. На тридцатьчетверке – электромотор. Но и в первых сценах 1941 года, и в сценах 1944 показано ручное наведение. Ошибки тут никакой нету. Мы знаем из фильма, что в 1944 году машина была подбита, привезена немцами с поля боя, с погибшим экипажем, электромотор был просто выведен из строя. Что касается 1941 года – на машинах зачастую просто отсутствовали механизмы поворота, потому что не было этих самых электромоторов. И приходилось штатно вращать башню вручную. То есть здесь никакой ни ошибки, ни ляпа, это абсолютно достоверный момент. Допустимо и то, и другое. Вручную, наверное, более эффектно. Когда крутится этот маховик, и башня идет по горизонту, это впечатляет".

Фаррелл: "Все, что касается танков и боевых действий, прекрасно демонстрирует, насколько режиссер и художник-постановщик разбираются в материале. К примеру, процесс наведения и прицеливания орудия – точная деталь, которую обычный зритель, наверное, не оценит, но которая была судьбоносной для победы на поле боя".

РЕСПЕКТ И УВАЖУХА

Фаррелл: "Тонкие исторические детали, мелькающие на протяжении всего фильма, вызывают восторг. Обмундирование, отличительные знаки и ордена немцев и русских, одежда гражданских персонажей, грузовики, даже упаковки боеприпасов, улицы русских деревень, интерьер бревенчатых домов, портреты на стенах, документы, письма, удостоверения. Все эти вещи прекрасно работают на воссоздание атмосферы той эпохи".

Барятинский: "Должен сказать, отстаивать что-то с пеной у рта не пришлось: к моим советам и рекомендациям прислушивались, обратная связь работала. Важно было избежать каких-то грубых несоответствий. Скажем, в фильме нет конкретной 100-процентной географической привязки первого эпизода. Но, естественно, и режиссер, и съемочная группа примерно представляли, что это Волоколамское направление. Это зона действия реальной Первой гвардейской танковой бригады в 1941 году. В этом направлении наступала Десятая немецкая танковая дивизия. Поэтому были выбраны маркировка и тактические знаки этой дивизии, и все это было нанесено на "немецкую" бронетехнику: и эмблемы, и тактические обозначения, и окраска. Фотографии сохранились, и удалось сделать эту работу точно. Пришлось даже кое-где и порисовать, и на чертежах обозначать места, где надо ставить знаки. На съемках я убедился, что мои рекомендации были выполнены. То есть и в этом отношении – респект, как сейчас принято говорить: респект и уважуха".

Фаррелл: "Мое основное замечание касается бороды немецкого танкового командира дивизии "пантер". Несмотря на то, что есть фотографии-доказательства того, что немецкие офицеры носили бороды в бою, такое обычно было большой редкостью. Говоря это, я понимаю и принимаю, что режиссер использовал элемент бороды для драматического эффекта. Исторически это было редкостью, но это не было невозможным".

Барятинский: "Фильм захватывает. Ждешь, что будет дальше, абсолютно нет ни одного пустого прогона, постоянный драйв, динамика. Это, конечно, держит в напряжении, и, порой, забываешь, что ты должен смотреть фильм для того, чтобы отловить блох в этом фильме. Но вот в чем дело: добиться стопроцентной достоверности – это очень сложно. Особенно по технике, когда речь идет о движущихся машинах, о реальных боевых машинах. В этом фильме, как мне показалось, грань между нарисованным и реальным вообще просто незаметна".

ПО ПОЛЮ ТАНКИ ГРОХОТАЛИ

Барятинский: "Т-34 был очень шумным танком. Служба была тяжелая. Плюс колоссальное психическое напряжение, особенно в танковом бою, когда по танкам ведется артиллерийский огонь. Конечно, на сто процентов ни от режиссера, ни от актеров воспроизведения всего этого требовать нельзя. Но мне понравилось, как здесь это сделано. Атмосфера боя передана. Когда вот эти четыре человека в этой стальной коробке, с судьбой одной на всех".

Сегодня