Боевики держат в заложниках жителей Восточной Гуты

Совет безопасности ООН единогласно принял резолюцию об установлении 30-дневного режима прекращения огня на всей территории Сирии и проведении гуманитарных операций. На битву с террористическими формированиями режим прекращения огня не распространяется.

В Сирии сейчас все внимание — к зоне деэскалации Восточная Гута. Это пригород Дамаска, где правительственная сирийская армия ведет ожесточенные бои с боевиками незаконных вооруженных формирований. В заложниках у фанатиков — мирные жители, которыми они прикрываются как живым щитом, чтобы избежать ударов авиации. Район — на грани гуманитарной катастрофы.

Таким пригород Дамаска район Восточная Гута до сих пор видели только военные летчики. Больше 100 квадратных километров плодородной долины к северо-востоку от Дамаска. Города Дума, Джобр, Хораста заняты боевиками уже седьмой год. До войны здесь жили до 2 миллионов человек. Сколько теперь, точно никто не знает. Здесь не меньше 10 тысяч боевиков.

Последний отрезок пути к линии фронта на участке города Дума машины проскакивают побыстрее. Дети на улицах — картинка обманчивая. Они здесь живут и привыкли к обстрелам боевиков, а те в последнее время заметно активизировались. Их минометы бьют из жилых кварталов Думы по жилым кварталам городка Вафидин.

"Боевики выпустили 35 мин за весь день. Бьют как раз по этому месту. Поэтому все солдаты в укрытиях. На улицу редко показываются", — говорят сирийские военные.

А место это по-своему уникальное. Другого такого на всю Восточную Гуту нет. Это единственный на всю Восточную Гуту гуманитарный корридор, который связывает Дамаск с Восточной Гутой. Со стороны правительственных войск он открыт, а вот со своей стороны боевики гражданских не пропускают.

Боевики целенаправленно обрабатывают участок как раз в районе перехода. На всех остальных направлениях по периметру Восточной Гуты — сплошная линия фронта. Мины ложатся как раз в районе перехода, поэтому передвигаться здесь стараются от одной открытой двери или пролома до другой, чтобы было,где укрыться при обстреле.

Через амбразуру в стене видна нейтральная полоса. С утра на этом участке был бой. Гильзы под ногами никто не убирает, как лежали так и лежат.

Сирийский военный снова и снова набирает телефонный номер. Связь здесь плохая или ее вообще не бывает. Уже неделю Самир живет на фронте: в Гуте у него остались 25 человек родни. Он дежурит здесь, чтобы их встретить.

"С этой стороны проблем нет, здесь готовы принять родню. А вот боевики, сколько раз договаривались, что отпустят людей, все срывают, не пускают. А там женщины и дети", — говорит Самир.

Абу Керим два года отсидел в тюрьме боевиков в Гуте. Только у группировки "Джейш аль-Ислам" (запрещена в РФ) их — двадцать. У "Ахрар аш-Шам" (запрещена в РФ) и "Ан-Нусры" (запрещена в РФ) тюрьмы — свои. Ничего незаконного Абу Керим не сделал, ничего не украл, никого не убил — его просто заподозрили в связях с правительством.

"Порой сажали за желание убежать, ведь все гражданские для боевиков — живой щит. И тюрьмы — щит, как, например, в Алеппо или в Ракке было. В подвалах — узники, а сверху — штабы и всякие структуры боевиков", — говорит Абу Керим. Два года этот человек, как и другие заложники, копал для боевиков укрепления.

Наш беспилотник углубляется метров на 500 в глубь территории экстремистов. Взлетает с пункта перехода, идет над дорогой, и метрах в 50 уже видно передовые позиции боевиков. Весь передний край, будто кротами, изрыт траншеями, земляными валами и туннелями перехода от одного опорного пункта к другому. Формально, это — зона деэскалации номер три, в которой гражданских держат в качестве заложников и откуда каждый день бьют по Дамаску минометами и ракетами.

Сегодня