"ВИМ-Авиа" задолжала более семи миллиардов

"ВИМ-Авиа" задолжала более семи миллиардов

Автор: Дмитрий Киселёв

В последнее время нас преследуют кошмары — то коллапс крупной туристической фирмы, то неожиданная остановка пассажирских перевозок какой-либо известной авиакомпании. И всё это с десятками, а то и сотнями тысяч наших людей, брошенных где-то заграницей — с детьми, без денег, с билетами, но без права на полёт. Поскольку коллапс "ВИМ-Авиа" — полное дежавю, Путина эта история почти вывела из себя. Президент, собрав правительство, обратился прямо к министру транспорта Максиму Соколову.

"Максим Юрьевич мне сказал о том, что эта компания полностью соответствовала всем критериям, которые предъявляются к авиационным компаниям, к перевозчикам. Он мою реакцию знает, не буду повторять, но все-таки в одной части только повторюсь. Если вы выработали такие критерии, то чего они стоят, если ничего не видно за ними? Что это за критерии такие? Критериям соответствует, а работать не может. Десятки тысяч людей оказались в очень сложной ситуации. Ну, хорошо, если бы это было первый раз. Это же годами все продолжается!" – возмущен глава государства.

Путин явно имел в виду банкротство авиакомпании "Трансаэро" два года назад, а ещё до этого ту же историю с печально известной AiRUnion. И тоже отчаявшиеся пассажиры в аэропортах, тоже экстренные миллиардные расходы на плечах государства и беглые бизнесмены. Всё — как под копирку. Путин – Соколову: "Хочу министру сказать, я объявляю вам о неполном служебном соответствии. Если справитесь с этой ситуацией быстро и эффективно, мы подумаем с Дмитрием Анатольевичем, что делать с этим неполным служебным соответствием. Если не справитесь, тоже подумаем. Прошу вас быстро и эффективно проблему эту закрыть. Не только эту проблему закрыть, а представить предложения по урегулированию ситуации в целом".

Взыскание, которое вынес глава государства, похоже было оформлено официальным указом президента — строже, чем замечание, чем даже выговор. Следующее по уровню строгости — увольнение.

При этом президент обратил внимание и на сам базовый смысл бизнеса — того, что работает на клиента. Люди, для которых оказываются услуги, уж точно не расходный материал. А бизнес должен работать, прежде всего, ориентируясь на интересы людей.

"Не хочется обременять бизнес дополнительными издержками, связанными с различными формами обеспечения интересов людей, страхования и так далее, но без этого нормального бизнеса тоже быть не может. Бизнес не для бизнесменов в конечном итоге, а для людей, которые пользуются этими услугами", — отметил Путин.

И вице-премьеру Аркадию Дворковичу: "Я обращаю внимание курирующего транспорт вице-премьера. Вы недостаточно внимания уделяете этой отрасли. Может быть, вы перегружены слишком. Мы уже говорили об этом".

Какие меры для помощи брошенным авиапассажирам были предприняты после этого?

Автор: Елена Ерофеева

В обезглавленном офисе "ВИМ-Авиа" охранник теперь — главный. У него разговор короткий — оператора выставляет на улицу, двери блокирует.

Где-то наверху идет собрание. Внизу авиапассажиры ждут встречи с юристом. У них — претензии. "У нас задержали вылет из Сочи в Москву на три дня. Мы бы хотели получить компенсацию", — говорят люди.

Спускается юрист. Отвечает невразумительно. Обещает вернуться через пять минут, но пропадает на час.

Заглядывать в окна неприлично, но когда в дверь не пускают, можно только так понять, что происходит в головном офисе. Рабочий день еще продолжается, а в большинстве кабинетов уже света нет, значит, и людей там тоже нет.

В это время в Басманном суде столицы по коридору под конвоем ведут генерального директора "ВИМ-Авиа" Александра Кочнева. Он упорно молчит, а на лице — застывшая улыбка. Возможно, это нервное.

Владелец компании Рашид Мурсекаев тоже нервничал, когда зачитывал 15 строк. Тогда, 26 сентября, еще никто не знал, что письмо — прощальное. Мурсекаев извинился перед пассажирами, сказал, что в компании закончились деньги. "Надеемся, что к 8 утра какое-то решение будет найдено. Спасибо, всего доброго, до свидания", — сказал он. И нашел решение: утром Мурсекаева и его супруги Светланы уже не было в России.

А в аэропорту Домодедово пассажиры обреченно сидели на чемоданах. "Две ночи, день! За это время ни воды, ни еды, ни информации — ничего. Сколько ждать? И ждать ли?.." – рассержены люди.

Взрослые падали в обморок, дети истошно кричали. Под комнаты отдыха в аэропорту отдавали служебные кабинеты. Обедали сухарями и соленым крекером.

Для многих так начинался отпуск. Наталья Раевская взяла кредит, чтобы свозить сына в Турцию, на море. Но вместо галечного пляжа на солнечном побережье — прогулки по осеннему Питеру. "Нас четыре дня кормят обещаниями, каждый день откладывают рейс", — рассказала женщина. В турфирме тоже ничего не знают. Отвечают раздраженно. Весь график посыпался.

Одни не могут вылететь, другие никак не вернутся с курорта. В Турции больше 30 тысяч туристов ждали вылета в Россию. "С первого дня мы пытались улететь самостоятельно. На первый день билеты были — 120 тысяч на двоих. И с каждым днем цена росла", — рассказала одна из туристок.

С полного пансиона "пять плюс" их перевезли в плохую "тройку". Это похоже не на гостиницу, а на приют для бездомных, где плохо кормят и выдают одно полотенце на троих. В дешевый отель их заселила компания "Интурист". Представитель турфирмы разговаривает нервно и после очередного вопроса уходит совсем.

Компания "ВИМ-Авиа" практически останавливает полеты. Лайнеры не выпускают из международных аэропортов Турции, Бельгии и Франции — арестовывают за долги.

В Москве создают оперативный штаб. "Правительством РФ подписало распоряжение о выделении на оперативные расходы около ста миллионов рублей", — заявляет министр транспорта РФ Максим Соколов.

На совещании министр впервые озвучит: у "ВИМ-Авиа" огромные долги по зарплате — больше 200 миллионов — и перед кредиторами — миллиардов семь.

Когда у "ВИМ-Авиа" закончились деньги на полеты, аэропорт Домодедово отказался заправлять самолеты в долг, ведь итак уже должны больше одного миллиарда. Теперь они летают из Внуково. Им предоставили временный приют, пока не решат вопросы с застрявшими пассажирами.

В Росавиации "ВИМ-Авиа" была на хорошем счету. Но за этим показным благополучием скрывалось множество проблем.

"Их никто не душил, не заставлял. Эта проблема не возникла в один день. В прошлом году они уже "отличились" тем, что набрали заказов больше, чем физическим могли выполнить, в этом году картина летом усугубилась", — отметил директор туристической фирмы Артур Мурадян.

В начале летнего сезона — массовые задержки и отмены рейсов. Тысячи пассажиров в заложниках у "ВИМ-Авиа". Тогда называли другую причину — техническую.

Тогда в аэропортах также маялись люди. Туристические компании несли убытки, клиенты возвращали путевки. После июньского коллапса екатеринбургские компании отказались работать с "ВИМ-Авиа".

В июне это было не начало истории, а продолжение. Мурсекаев каждый год в туристический сезон срывает чартерные программы. Уходит на регулярные рейсы — в основном Сибирь и Дальний Восток. Но и там подводит.

Владелец компании, который еще в начале 90-х начинал бизнес, скупая чужие долги, погорел на собственных. Летных бригад не хватало, кредиторы душили исками, за топливо рассчитываться было нечем, но билеты все равно продавали.

"Росавиация обязана мониторить финансовое состояние, состояние безопасности. Она этого не делает. Закрывает глаза на все шалости авиакомпании, хозяев авиакомпании, директората, который заинтересован только в одном: доходы, прибыль любой ценой", — считает Альфред Малиновский, вице-президент Федерации профсоюзов летного состава гражданской авиации России, летчик 1-го класса.

Александр Нерадько, руководитель Федерального агентства воздушного транспорта, уверял депутатов Госдумы: с документами работают хорошо, раз в год мониторят. Но то ли отчетность была липовая, то ли проглядели… Мурсекаев бросил все и улетел.

"Собственник авиакомпании заявил примерно так: ему надоело работать в авиации, он готов за рубль продать свой бизнес и расстаться. Полагаю, что его нет на территории РФ", — сказал Нерадько.

Перед тем как сбежать из страны, Мурсекаев обещал из личного кармана выдать 50 миллионов рублей на решение проблем с кредиторами. Мог себе позволить, но не стал.

О его состоянии почти ничего не известно. Вот разве что квартира на Скатертном в центре столицы. Занимает верхний этаж. Квартира опечатана. Мурсекаевых и след простыл.

Проблемы частной компании теперь решают всем миром. Подключились греческий авиаперевозчик, семь отечественных компаний и даже специальный летный отряд "Россия". В Минтрансе уверяют, что до 15 октября все исправят.

Сегодня